Флаг Финляндии
Фото: wallpaperflare

Политолог Маргарита Завадская: «В Финляндии нет истерии по поводу российского соседства»

Политолог Маргарита Завадская, старший научный сотрудник Финского института международных отношений (FIIA) в эфире канала «Ходорковский LIVE» рассказала о том, как в Финляндии реагируют на вступление в НАТО.

В результате вступления Финляндии в НАТО, границы России с НАТО увеличились на 1340 км, итого с нынешних 1215 км почти в 2 раза.

Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков заявил, что вступление Финляндии в НАТО является «очередным обострением ситуации, это посягательство на безопасность Российской Федерации». Добавил, что Россия будет внимательно наблюдать за ходом размещения инфраструктуры и оружия НАТО на территории Финляндии.

– Владимир Путин так не хотел, так боялся, так пытался противостоять расширению НАТО на восток, что страна с одной из самых протяженных границ с Россией и страна — член Европейского Содружества, стала членом НАТО. Что в Финляндии об этом говорят?

 – В Финляндии наступил момент коллективного облегчения. Это облегчение связано с тем, что и политики независимо от своей ориентации, может быть, за исключением Союза левых сил, стремились к тому, чтобы страна как можно скорее вступила в НАТО, несмотря на долгое сопротивление со стороны граждан Финляндии. Если раньше позиция нейтралитета считалась главной, мейнстримной, то эта позиция уже больше года назад, 24 февраля, изменилась довольно радикальным образом. Этот вектор оставался стабильным общественным мнением. Поэтому в Финляндии это был вопрос времени, когда она станет членом НАТО. Сегодня этот момент наступил, и страна действительно празднует. 

– Я сегодня также слышал заявление финского политического руководства, которые говорят, что в принципе вот это вступление в Североатлантический альянс Финляндии — это еще они как бы за своего друга и партнера Швецию, «за своего брата, за сестринскую страну» – вот такая была формулировка. Швеция пока что не получила одобрения Турции и Венгрии, но в ожидании этого одобрения находится. Как вам кажется, у Швеции перспективы столь же быстро вступить, как и у Финляндии? Ну понятно, что столь же быстро не получится, но хотя бы в этом году вступить в ряды НАТО?

– Мне кажется, что эти шансы не нулевые, они есть и я думаю, что те страны, которые сейчас блокируют, Венгрия и Турция, вступление Швеции, в общем-то добиваются каких-то своих интересов. В случае Турции для Эрдогана — это был еще важный электоральный козырь. Потому что ему было важно себя продемонстрировать как значимого политика, который может заставить страны Евросоюза и западные страны вести себя так, как захотелось ему.  И для него это было важным моментом демонстрации политической силы. У Орбана в общем-то отчасти такие же амбиции, но есть еще и свои внутренние интересы. Поэтому, я думаю, это вопрос торга.

 – Про реакцию России давайте поговорим. Какой она может быть?  Потому что действительно в последнее время в преддверии вступления Финляндии в альянс, довольно тревожные новости поступали. То самолет вдоль границ летает. То такие очень агрессивные милитаристские заявления со стороны российского политического руководства. То Медведев, выпив что-нибудь, ляпнет про то, что «ну и по Финляндии мы тоже ударим», и вообще Финляндии была территория Российской империи. Обязательно начнут это все припоминать, потому что имперские амбиции нынешнего правящего российского политического режима известны. Вот в Беларуси планируют разместить тактическое ядерное оружие. Что сделает против Финляндии Россия теперь?

– Финляндия довольно реалистично оценивает свои шансы в случае прямой конфронтации. Более того Финляндия – одна единственная страна Евросоюза, у которой есть призывная армия. Качество подготовки этой армии достаточно высокое. Для  Северо-Атлантического Альянса процесс вступление в НАТО — это довольно простая история. Потому что это хорошо обученные люди, у них есть свои наработки в области военного дела и военной стратегии. И есть свое оборудование и своя техника. Так что в принципе это просто усиление НАТО. Даже несмотря на то, что Финляндия — маленькая страна, у нее не очень большой контингент военный и так далее. То есть это сплошной «вин-вин», что называется.

У Швеции ситуация другая. Финляндия десятилетиями находилась в этом состоянии мобилизации, даже если есть какая-то, пускай даже меньше 2%, вероятность какой-то прямой агрессии или какой-то там полу-непрямой агрессии со стороны соседа. Разумеется, все понимают каковы шансы такого сценария, но тем не менее, в Финляндии львиная доля внутренней и внешней политики, она, собственно, направлена то, чтобы разные угрозы предотвратить. 

– Оборонная стратегия Финляндии в течение последнего года каким-то образом изменилась. Вот я живу в Литве, и здесь очень четко политики отдают себе отчет в том, что если Украина проиграет, то следующими будут они. В Финляндии тоже очень четко понимают, что если Украина проиграет, то как раз опасность непосредственно для граждан Финляндии сильно возрастает. Условно говоря, увеличили ли призыв? Увеличили расходы на оборонку? Что поменялось за последний год?

– Увеличились расходы на оборонку – это правда. У разных партий, буквально в воскресенье прошли национальные парламентские выборы. И собственно позиции, общим местом у всех партий, несмотря на то, что Финляндия – страна с многопартийной, довольно дробной системой, в общем это объединяющая всех повестка — это правда. Здесь нет истерики по поводу российского соседства, в отличие, да простят меня Латвия, Литва и руководство этих стран за такие слова, но здесь к этому относятся менее эмоционально и более расчетливо, потому что это было реалиями Финляндии, повторюсь, десятилетиями. С переменным успехом. Поэтому сейчас просто Финляндия прибегает к своим давним разработкам. Наработкам, которые были вот в этой области.

Естественно, есть какая-то нервозность людей, гражданского населения. Бывают звонки обеспокоенных граждан политикам или экспертам о том, что действительно ли Лаппеенранту, один из ближайших приграничных населенных пунктов, возьмут и оккупируют. И, разумеется, людей нужно успокаивать. Были даже специальные какие-то курсы или встречи для граждан из таких населенных мест. Но на уровне политического руководства у всех реальное представление о том, что в действительности Финляндии мало что угрожает в этой ситуации. И Финляндия не является приоритетной территорией, несмотря даже на такие экстравагантные заявления Медведева.

«Полигон» — независимое интернет-издание. Мы пишем о России и мире. Мы — это несколько журналистов российских медиа, которые были вынуждены закрыться под давлением властей. Мы на собственном опыте видим, что настоящая честная журналистика в нашей стране рискует попасть в список исчезающих профессий. А мы хотим эту профессию сохранить, чтобы о российских журналистах судили не по продукции государственных провластных изданий.

«Полигон» — не просто медиа, это еще и школа, в которой можно учиться на практике. Мы будем публиковать не только свои редакционные тексты и видео, но и материалы наших коллег — как тех, кто занимается в медиа-школе «Полигон», так и журналистов, колумнистов, расследователей и аналитиков, с которыми мы дружим и которым мы доверяем. Мы хотим, чтобы профессиональная и интересная журналистика была доступна для всех.

Приходите с вашими идеями. Следите за нашими обновлениями. Пишите нам: [email protected]

Главный редактор Вероника Куцылло

Ещё
Глеб Павловский, политолог
«Война на диване»: Глеб Павловский о том, как россияне воспринимают «спецоперацию» и чем это грозит